"Eureka" Джима О’Рурка – один из самых по-хорошему доступных и человечных альбомов американца и вторая из трех его пластинок, названных в честь фильмов Николаса Роуга (остальные – "Bad Timing" и "Insignificance").

На "Eureka" просто нет плохих песен. Заметим, именно "песен" – сам О’Рурк поет здесь как никогда много. Возможно, главная цель альбома – реинкарнация формулы "куплет-припев" и песенного повествования в целом. О‘Рурк всегда был изобретательным – озвучивая политические агитки, заново изобретая нойз или деформируя корневой американский фолк. Но когда американец, не боясь показаться излишне романтичным, орудует чистой и ясной материей, понятной каждому, его эксперименты особенно поражают. Никто лучше его не умеет работать с наследием Берта Бакарака (в треклисте можно обнаружить выдающийся кавер на "Something Big") и Айвора Катлера (не менее грандиозный кавер на "Women of the World" в самом начале альбома), никто настолько не впитал в себя дух незаметной интеллигентной британской поп-музыки начала семидесятых и просветленного джаз-рока – О’Рурк вообще никогда не скрывал факта влияния на него музыки Билла Фэя и Рэя Расселла, и здесь это отчетливо слышно.

"Eureka" – безупречно мягкий и тонкий альбом, наполненный ностальгическим мелодраматизмом. Тем не менее, зная об ироничном безумии О’Рурка, слушатель то и дело спотыкается – простые и верные песенные структуры в руках экспериментатора обретают массу пространств и смыслов, несмотря на осторожный тон. К примеру, заглавный номер пластинки сперва кажется тихим гитарным откровением, а заканчивается тревожным шумом духовых – гармоничным и страшным одновременно.