Музыка Мика Стивенса – яркий пример изобретательного британского фолка, на который деликатно и четко повлияли ранний арт-рок (особенно, кентерберийская сцена) и светлая психоделия. Этот тот случай, когда надтреснутые гармонии только усиливаются с помощью неочевидного звука или внезапного гитарного соло.

Тем не менее, Стивенс усложнял свою музыку постепенно. Если его первые альбомы – это только голос, гитара и эпизодическая флейта, то "No Savage World", о котором мы говорим в данный момент, характерен расширенным инструментарием и повышенным уровнем тихой злости.

В контексте творчества Стивенса (грустного человека и невероятно талантливого музыканта, чьи пластинки выходили на мифическом лейбле Deroy тиражами в сотню штук) "No Savage World" интересен прежде всего переходом к новому. Именно здесь начинаются попытки музыканта связать воедино интимные гитарные переборы и арт-роковый размах. Закончится эта история в 1977-м году на альбоме "The River", в конце которого звучит номер "Suite (To a Seagull)", длящийся целых 18 минут.

Мика Стивенса ценили участники группы Soft Machine и Джон Пилл, любивший разбавлять его мягкими песнями стихию панка, царившую на британском радио. Сам же музыкант, как это часто бывает, резко прекратил публичную карьеру (это случилось в 1979-м году) и большинство своих песен писал в стол. Он умер в 1987-м году от рака горла. Большинство его записей были доступны всего лишь десяткам людей – семье, друзьям и приятелям. До переизданий своих альбомов он не дожил.