Джейсон Пирс не расстается с темными очками, на всех концертах сидит на стуле, а свою спину он просто не в состоянии держать прямо. Подобно пенсионеру он носит удобную легкую обувь и вообще выглядит, как человек, которого преждевременно выписали из больницы.

На прошлый альбом Spiritualized Songs in A&E было вылито слишком много грязи. Если порядочные музыкальные критики в большинстве своем все правильно поняли и называли эти песни самыми совершенными и гармоничными в карьере Пирса, то поклонники группы советовали Джейсону снова подсесть на наркотики. Songs in A&E был очень усталой и умной записью, в которой смирение полностью вытеснило безысходность. Пирс лежал в реанимации с аспирационной пневмонией, он несколько раз умирал, его жизнь поддерживалась исключительно машинами, он весил почти как ребенок — 44 килограмма.

В результате голос стал еще меньше — Пирс просто не имел права заглушать свои слова привычным оркестровым шумом. И именно это делает альбом великим: маленький сгорбленный человек тихо (не потому, что не хочет громко, а потому, что не может — это решающий фактор, но сквозь утомленность все равно пробиваются крик и скрежет) поет песни о семье — о посвящении себя близким людям. Всецело.

Потом Пирс снова заболел — на этот раз у него отказала печень. Музыкант на протяжении года принимал экспериментальные препараты и это помогло. Песни для нового альбома Spiritualized Sweet Heart Sweet Light он писал прямо во время лечения. Его организм функционировал, а мозг не был затуманен исключительно на территории песен. Пирс не мог заниматься сторонними делами, не мог прочитать газету или ответить на телефонный звонок.

Возможно, в этом и заключается главная драма этого альбома. Пирса всегда называли наркоманом и занудным ублюдком. Но он второй альбом подряд пишет невероятные песни в состоянии полного физического отсутствия или в лучшем случае страшной боли. Остаются только мысли, слова и предельные основания, душа, если так угодно — метафизика.

Не так давно Джейсон Пирс ездил в тур. Spiritualized играли свой канонический альбом Ladies and Gentlemen We are Floating in Space от начала и до конца: «Это не было упражнением, я не думал о деньгах. Мне кажется, я не мог сделать в тот момент ничего более значительного, чем сыграть We are Floating вживую и целиком».

В какой-то мере тур повлиял на Sweet Heart Sweet Light. Да, этот альбом — гораздо менее громоздкая конструкция и говорят здесь о другом. Но связь решительно ощутима, это заключительная глава — ответ взрослого человека, пусть и во многом несчастного, самому себе пятнадцатилетней давности. Пирс все тот же, но он больше не поет, о том, чего у него нет. Конфликт разрешен, история рассказана, фильм снят, маленькие души спасены — любви здесь гораздо больше, чем ненависти.

Джейсон Пирс всегда напрямую обращался к Богу. Некоторые воспринимали это как иронию, некоторые считали это условием выбранной им формы — музыканта на генетическом уровне всегда интересовала только духовная музыка. Сейчас же, с выходом Sweet Heart Sweet Light, абсолютно ясно, что все это очень серьезно. Пирс относится к Богу как к единственной сущности, которая может объяснить и спасти все. При этом, речь не идет о религиозности. Строчка "help me lord, help me father" в заключительном номере "So Long You Pretty Thing" — это не нервный импульс, не эмоциональный всплеск и не стенания. Это обдуманная и, может быть, последняя просьба человека — теперь ему не стыдно просить о помощи. "So Long You Pretty Thing" спета Пирсом вместе с его одиннадцатилетней дочерью.

И каким же наглым идиотом нужно быть, чтобы до сих пор в интервью спрашивать музыканта о наркотиках. Но Пирс отвечает на все вопросы — старательно и с интонациями Оуэна Уилсона. Иногда он пытается улыбаться, не боится открыто петь и верит — в единственном возможном в данном случае смысле.