В самом начале группы Eurythmics Энни Леннокс и Дэйв Стюарт хотели быть подлинными осколками континентальной Европы. Они позиционировали себя как совершенно новый тип европейского поп-авангарда: в собственной музыке они как могли стирали свое английское происхождение, в названии группы практически использовали слово E U R O, а свой первый альбом записывали в Кельне — в студии Конни Планка. Своей единственной возможной Европой музыканты считали Германию.

Запись первого и лучшего альбома Eurythmics «In the Garden» началась 31 декабря 1980-го года. Планк, уже работавший с Леннокс и Стюартом во время существования группы The Tourists, в этот раз подошел к процессу намного серьезнее — в студии присутствовали Хольгер Шукай и Яки Либецайт, Клем Бурк из Blondie, люди из D.A.F. и даже Маркус Штокхаузен (да, это сын великого композитора). И уже это выстраивает целую историю, миф и линии судеб вокруг альбома, ведь многих ставит на колени даже самое незначительное упоминание в буклете пластинки имени того же Либецайта. И подобные вещи вызывают восхищение, потому что Eurythmics хотели и могли стать совсем другой группой — менее успешной, но в эстетическом и музыкальном плане более сложной, чем вышло в итоге. Само решение записать футуристический (и в равной степени отстраненный от всего) альбом на стыке краут-механики, новой дисциплины и не самой очевидной новой волны стоит очень многого. Это было серьезным поступком, частью уже составленного плана.

«In the Garden» принадлежал как недавнему прошлому, так и будущему — например, песня «She’s Invisible Now» звучит, как Боуи конца семидесятых, а «Your Time Will Come» и «Caveman Head» - как все тот же Боуи, но уже в период доверия к Ривзу Гэбрелсу в середине девяностых. Многое здесь вообще похоже на несуществовавший, но все-таки возможный, вариант развития группы Neu!, не сочтите нас сумасшедшими.

На этом альбоме Энни Леннокс поет как никогда холодно и отстраненно, ее голос тонет в перманентном шуме (заслуга Стюарта) и в монотонных ритмах Либецайта. Самая человечная и доступная песня «In the Garden» - гитарный номер «Belinda». Но даже здесь все сделано предельно изобретательно и в то же время скупо и сдержанно — вы только послушайте, как в середине песни ровно на две секунды вступают духовые.

Несмотря на все пустоты, это во многом сентиментальный альбом — об этом говорят даже не слова в песнях, а звук и предполагаемые ощущения: на фоне всей этой архитектуры особенно отчетливо и драматично слышно, чего добивались от себя Eurythmics — в каком-то смысле, важнейшая музыка восьмидесятых рассказывает только об одном — о несостоявшейся реальности. Главное же в «In the Garden» - даже не тот факт, что это один из самых красивых и смелых дебютов в мире / важнее всего — возможность управления смыслом действительности, которую эта музыка дарит слушателю, редакции Wire, графоману и идиоту Саймону Рейнольдсу — всем.