Первый сольный альбом Дэрила Холла (Daryl Hall) «Sacred Songs» должен был выйти в 1977-м году. Существует мнение, что именно при таких обстоятельствах эта запись могла изменить решительно все. Но вышел альбом тремя годами позже. Несмотря на это, «Sacred Songs» — возможно, самая тонкая и совершенная продюсерская работа Роберта Фриппа.

В 1980-м году «Sacred Songs» было принято считать результатом стремления Фриппа соорудить свой собственный вариант «Station to Station» или «Low». Может быть, это и справедливо в какой-то степени. Холл и Фрипп тоже увлекались мистицизмом и оккультизмом — изучали Алистера Кроули, Георгия Гурджиева и прочих людей, подробные статьи о которых на Википедии, как правило, украшают эннеаграммы. Но если в случае с Боуи фактор темной стороны и новой религиозности в ту пору подчинял себе практически все: песни, посыл, звук и программные жесты, то для Холла он был просто одним из акцентов (пусть и решающим многое).

«Station to Station» и последующие берлинские альбомы — это демонстрация принципов, это сильнейшее заявление, холодное и совершенное. «Sacred Songs» — попытка совершить подвиг.

В начале 1977 года участник прекрасного, но в то же время скучного и предсказуемого, белого соул-дуэта Hall & Oates Дэрил Холл написал первые песни для своего сольного дебюта. Фрипп, который был знаком с певцом уже несколько лет, подозрительно легко откликнулся на его предложение стать продюсером альбома. Фрипп мечтал о воплощении своего проекта под названием «MOR» (Middle Of the Road), поэтому ему были нужны идеальные песни, спетые идеальным голосом. И, наконец, самое главное — эти песни должны были принадлежать человеку, вырванному из самого неожиданного контекста.

«MOR» должен был стать трилогией. Первая глава — именно «Sacred Songs», затем — «Scratch» Питера Гэбриэла, финал — сольный альбом Фриппа «Exposure». Все записи продюсировал Фрипп в рамках своей новой системы ценностей — манифеста, посвященного идеальности поп-песни.

Фрипп считал, что поп-структура — это прежде всего дисциплина, аскетизм и четкая позиция: каждая песня должна была быть законченным высказыванием длиной 3-4 минуты. Но в плане идей не было никаких ограничений — музыкант мог целиком построить песню на своей привычной frippertronics-технике или заставить Холла, совершенного вокалиста, наплевать на академизм и сорваться на крик.

Холл прекрасно понимал, что его используют. Для «Sacred Songs» он написал песни, балансирующие на грани внутренней гармонии и нервного срыва. Альбом начинается вполне комфортно и безобидно (хотя, уже во второй песне «Something In 4/4 Time» появляется необъяснимое беспокойство), но ближе к середине превращается в один сплошной конфликт — музыканты теряют рассудок и занимаются визионерством, предсказывая эволюцию группы Wire. За 46 минут системная беспощадность несколько раз сменяется гуманизмом — в эти моменты становится не по себе, а объективной реальности не существует. «Without Tears» — конец альбома: Холл с героизмом и достоинством поет лучшую песню в своей жизни, а Фрипп как никогда бережно выстраивает за спиной вокалиста новый мир.

Проект «MOR» так и не был реализован из-за того, что выпускающий лейбл Холла RCA целых три года отказывался выпускать «Sacred Songs», так как руководители компании боялись, что альбом является коммерческим самоубийством Дэрила, а также навредит популярности Hall & Oates. К тому же, именно Холл должен был исполнить все вокальные партии на «Exposure» (а не две, как вышло в конечном итоге).

Благодаря трудностям «MOR» превратился в совершенно мистическую историю: тут и неудачная попытка возродить King Crimson с Холлом в роли вокалиста, и мечта Дэрила записать свой «Nite Flights» вместе с Hall & Oates, и несколько забракованных Фриппом версий «Exposure», и смерть Джоанны Уолтон (она была девушкой Фриппа и написала почти все тексты для заключительной части трилогии) в одной из самых страшных авиакатастроф в истории человечества — крушения Боинга во время рейса Pan Am Flight 103.

«Sacred Songs» не получил продолжения — и это самое главное. Этот факт делает миссию альбома — заставить слушателя задавать вопросы и строить теории — еще более явной, оголяя ее до костей.